Пиры вещей и смыслов (Выставка Бориса Михайлова в Музее книги и книгопечатания Украины) Print

Выставки, которым суждено войти в историю искусства: ровно год назад, в октябре 2016 года, в Музее книги и книгопечатания Украины в Киеве открылась выставка натюрмортов художника Бориса Александровича Михайлова.

автор: Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед

Пиры вещей и смыслов. Так, кажется, лучше, нежели устоявшееся: «тихая»… Тем более, «мертвая натура».

Это у Михайлова-то, у которого неустанно болтают между собой тряпичные пастух с пастушкою, а соломенные куклы выясняют отношения, - натура мертвая?!

Тихая – хоть стон Сына Божия и доносится с деревянного круцификса, окруженного не римскими воинами, но осенними плодами?

борис михайлов натюрморт художник картина

Борис Михайлов, «Распятие, быковня и бессмертник», х.м., 110х120, 2012

Впрочем, ключевой эпитет порой всплывает в его творчестве, пропитывая ткань «Тихой вечери» либо же разливаясь загородной, полной неги «Тишиной».

борис михайлов натюрморт живопись картина тихая вечеря

Борис Михайлов, «Тихая вечеря», х.м., 90х95, 2014

С другой стороны, не избегнул многочисленных сцен музицирования, от посвящения Параджанову, до библейских вариаций – скажем, при участии желторотого Давида, принужденного разгонять грусть-печаль старого деспота, и «Вечерней мелодии», смиряющей косолапого хищника простыми звуками волынки.

картина бориса михайлова посвящение параджанову

Борис Михайлов, «Воспевание жениха. Посвящение Сергею Параджанову», х.м., 105х125, 1995

(В его блокноте, помимо всего прочего, испещренного сюжетами будущих произведений – вроде «Сеанса гипноза» или «Средства обмануть время», вдруг видим… валторну).

И работать предпочитал, уединившись в мастерской на Перспективной, где бывал ежедневно, не взирая на погоду, под любимые мелодии Рамо, Люлли, Вивальди, конечно, Амадеуса: им был особенно увлечен, посвятил ему одну из кукол… но писал картины и под песни Александра Вертинского, Элтона Джона, временами – ритмы хард-рока.

мастерская художника бориса михайлова

Борис Михайлов в мастерской

В конце концов, дело не в этом – сколько художников работает, обернув себя звуковым шатром. Но согласитесь, мало возле чьих полотен дети чувствуют себя столь непринужденно, как возле работ Бориса Михайлова.

Мое первое посещение выставки «Полотняные письма», состоявшемся в самом сердце Киево-Печерской Лавры, совпало по времени со школьным уроком. Шаловливая ребятня радостно визжала, бегая между банкетками. Учительница тщетно пыталась их урезонить.

выставка бориса михайлова в музее книги

Выставка Бориса Михайлова в Музее книги и книгопечатания Украины, 2016 год

Но даже когда в зале все затихало, картины своим присутствием нарушали нежданную тишь. Зал насыщался густым гудением смыслов, словно жуков в майском саду.

Ведь в натюр… (ладно уж, оставим это слово) – натюрмортах, как бы плотно не были они заполнены, нет лишних вещей – выдерни первую встречную-поперечную из строя, и посыпется строй, что твой карточный домик.

У каждой из вещей – причудливая генеалогия – автор если не прикупил диковину на антикварном слете, куда с упоением наведывался, то создал своими руками, выскребывая очередное чудо из неприметной чурки, или же громоздя слои папье-маше.

Или так: поглядывая на доподлинный прототип, менял на холсте предметные очертания или пропорции; «подсвечивал, колдовал», вспоминают его близкие; мог и «рога приделать» китчуганскому быку с Андреевского спуска, вмиг повысив быка в его племенном достоинстве. Природа-натура не была для него догмой. А ведь отдельные куски последней уже теперь воспринимаются как михайловские. Итак, существуют не только антоновские, но и михайловские яблоки. Михайловские кувшины, михайловские лукошки, драпировки, букеты…

борис михайлов натюрморт картина умиление европой

Борис Михайлов, «Любование Европой», х.м., 90х110, 2014

В его мастерской, направо от выхода, между дымковской игрушкой и маской, привезенной из Таиланда, взгляд не сразу обнаружит стайку притаившихся мерцающих посудин – сверху же нависает бубен, снаряженный свистулькою. В качестве фона выступает старинный украинский рушнык с вытканной поверху надписью, в которой можно усмотреть скрытый девиз мастера:

СЮДИ ТУДИ ПОВЕРНИСЬ ГОП КУМА НЕ ЖУРИСЬ

После того уже, как его вдова, киевская художница Елена Михайлова-Родина и их сын Иван, достойный продолжатель творческой династии Михайловых, показывают мне бледный холст с еле обозначенными очертаниями предметов (писали смесью охры с умброй, резюмируют специалисты), вдруг понимаешь: это последняя работа Бориса Михайлова…

Вроде бы и не тянет на программное произведение, а по сути – одно из немногих, на примере которых можно рассмотреть траекторию авторского замысла – и начало воплощения такового. Прикосновение кисти почти невесомо, но исполнено уверенности; вдохновенная «пальпация» реальности возвращает нас к одному из ключевых образов его собственно тематической живописи.

Речь, как вы поняли, об апостоле Фоме – в образе коего Михайлов неслучайно выделяет момент «уверования» - в противовес «неверию». (Существует несколько вариантов известного сюжета, и все они отличны между собою; есть и скульптурная версия его). И не был ли он alter ego самого автора- счастливо избавленного бремени оказиального кощунства. Нам же Фома кажется мудрым философом-анатомом, восхищенно замершем перед грядущим экорше…

борис михайлов картина уверование фомы

Борис Михайлов, «Уверование», х.м., 100х110, 1996

Природа, понятно, не без ран и шрамов, да и арт-исследователь не требует непременного расковыривания оных. Скорее, прикосновения. Признания безграничного доверия к поверхностно-тактильному (важнейшая биографическая деталь: вырастал в хате с земляным полом!), из чего следует своеобразная философия его натюрмортов, которые выглядят не менее энергическими, полными жизненных соков, нежели сцены по мотивам Ветхого и Нового заветов.

Божья благодать, простите невольный пафос, не является принадлежностью привилегированных вещей. Это мы наблюдаем в тематических картинах, где «пылающий» опреснок в руках Христа или прялка (в собрании автора находим «почти» такую же – датированную 1918-м, подписанную Татьяной Федоровной… за две тысячи лет после того, о чем - далее) Девы Марии, не менее красноречивы, нежели сами их небесные покровители.

Здесь – каждый материальный кусочек светится «высоким напряжением» подспудного смысла, полнится густой, насыщенной значимостью, эманирует замысел Творца, которому «есть дело» до каждой клеточки Универсума, Им и созданного.

(Посему столь органичен интерес автора к скульптуре, виду искусства, диктующем познание мира на кончиках пальцев, как и минимальную дистанцию между телом жизни и художником. Натюрморт в этой сфере – преогромное исключение, поэтому художник предпочитает портретный жанр – воссоздавая лики своих любимцев, вроде киевского Пьеро, долгие годы блуждающего между Москвой, Парижем и Шанхаем. Христа же лепит так, как бы это сделал в свое время Медардо Россо: с набухшим, как волна, ручейком крови на челе).

Михайлова же в его «вещной ойкумене» не связывала необходимость «нового прочтения» того или иного тематического мотива (что порой создавало неожиданные решения – как-то каллипигой «Сусанны» с похотливыми старцами в кустах), он уходил в мир нюансов, растворенных в предметности. Широкий зритель знал его прежде всего по библейским произведениям.

борис михайлов художник картина

Борис Михайлов, «Сусанна и старцы», х.м., 100х120, 2005

Нарушив неписанную иерархию жанров, есть смысл рассматривать их как своеобразные «натюрмортные репетиции», избирательные «факультеты – оччень! – нужных вещей» и презентация персонажей в окружении их материальных прихотей. Сюжетный мир Бориса Михайлова щедро напичкан аксессуарами действия и атрибутами: искусств, ремесел, наук, а также всяких «прекрасных чрезмерностей» и бытовых роскошеств; героям велено «ни в чем себе не отказывать».

(Показательно, что в собственном творчестве автор нередко руководится вектором необходимой аскезы, например, выбирая для работ фактурно-выразительные «тела мешков», купленных на базаре, которые он потом грунтовал и тонировал; на изнанке любопытный глаз различит характерные печати промышленного предприятия).

Но «пиры вещей» тяготеют к оси нарративной определенности, не желая ограничиваться исключительно пассивно-представительской функцией. Кстати, «библейский след» всплывает и здесь – в картинах «Пир в Кане», «Время собирать камни».

пир в кане художник борис михайлов натюрморт

Борис Михайлов, «Пир в Кане», х.м., 90х150, 2007

Борис михайлов время собирать камни

Борис Михайлов, «Время складывать камни», х.м., 50х80, 2007

На «полях михайловских» неустанно прядется нить действия. На его поверхности – торжественное пред-стояние зрительскому оку. Маленький театр, размером с вертеп, но с одной, раз и навсегда фиксированной мизансценой – впрочем, весьма характерной. Кульминационной фазой, представленной как под сурдинку, с «мирискуснической» деликатностью. Даже там, где присутствует крестьянский быт…

Из 28-ми работ, которые мы могли увидеть на посмертной выставке художника, таковых большинство. В воздухе разлит запах медово-полевых трав. Шиповник и зимние яблоки расположились рядом с «крестьянским серебром» сиречь оловом. Знакомый уже, трагический лейтмотив «быковни» (ярма) рядоположен макам… и макогону.

маки и макогоны картина художника бориса михайлова

Борис Михайлов, «Маки и макогоны», х.м., 110х120, 2015

Наконец-то понимаем значение предметного фона в виде старинного украинского рушныка, непременно помеченного метким, едва ли не ехидным афоризмом вроде

НЕТРУДНА РОБОТА

афоризмом, который облюбовала для себя крестьянская мастерица, радуясь вольной игре форм, а вовсе не преференциям авторских промоций – что свойственно также и художнику-профессионалу.

борис михайлов натюрморт нетрудна работа

Борис Михайлов, «Нетрудна работа», х.м., 110х120, 2014

(Еле сдерживаюсь, чтобы не переписать все до одного эти «рустикальные шедевры» – как сделал бы сам автор, гуляя причудливыми окраинами Петровки, когда лез в карман не за словом или кошельком, но карандашом – в том случае, когда продавец оказывался чрезмерно алчен и оценивал рушнык по высшей шкале. Порою Михайлов сам вшивал им же и придуманный текст в «пустой» рушнык, предвкушая удовольствие гармонии картины, пока пребывающей в его воображении).

Рушнык тот был призван к участию в живописной работе в качестве необычной tabula rasa, на светлой поверхности которой свободно выговаривалась сама «природа вещей». Создавались узоры оксиморонов, сталкивались лбами прошедшее и будущее, глечык, так похожий на птаху, с птахой, словно выпорхнувшей из деревяшки. И со святым Францыском, умело дирижирующим движениями пернатых любимцев, ибо ведомо ему, о чем они поют и крякают.

натюрморты хужожника бориса михайлова

Борис Михайлов, «Рождение крестьянской Афродиты», х.м., 90х110, 2015

Кажется, Борис Михайлов тоже ведал язык вещей, не только животных – чаще всего ему попадались отчего-то кролики: словно набоковский мячик, перепрыгивают они, оставляя пейзаж, болгарский, приземляясь в натюрморте, отечественном – чтобы на миг нахохлиться в лукошке, каждый лозовой узел которого прочувствован художником, прощупан, обнюхан, наново плетен-переплетен – и воссоздан на холсте.

Он понимал жеманный писк хрупкого, как жизнь, фарфора. Наивное лопотанье соломы и уверенные, густые голоса бронзы, дерева, лисье воркотанье серебра. Шепоты и шелесты сухих цветов…

Он мог бы писать сказки в духе своих любимых Гофмана с Андерсоном, которых при случае цитировал, ценя отдельно. К слову, сказки иллюстрировал – вплоть до самых экзотических, африканских – да так, что на одном из листов насчитываем до восьми разных кумганов.

А самые увлекательные сказки рассказал полунамеком, будто между прочим – в чудесных спектаклях предметов, схваченных силой «магического реализма»… «реализма без берегов». Не считая рам вокруг самих картин.

Читайте также:

Художник Борис Михайлов: биография, творчество, выставки

О русском характере и магии в живописи: интервью с художником Борисом Александровичем Михайловым

 

«Русский Бэнкси» Паша 183

«Русский Бэнкси» Паша 183

Паша 183 – это российский художник в области граффити, стрит-арта, уличной инсталляции, живописи. А за творческими псевдонимами «Паша 183» и «Р183» скрывается Павел

Вася Ложкин – самый известный художник Рунета

Вася Ложкин – самый известный художник Рунета

2 Комментария

Каждому пользователю Рунета знакомы коты и угрюмые человеки художника Васи Ложкина (настоящее имя – Алексей Куделин). Кто-то, возможно, просто не знал фамилию автора

Загрузка...
КОММЕНТАРИИ
  ИМЯ:    
    
E-mail:    
необязательно    
  ВАШИ КОММЕНТАРИИ:*    
Осталось символов: 

* На портале приветствуется самостоятельное мышление и не приветствуется оскорбление других пользователей. Просим максимально воздерживаться от ненормативной лексики.

Добавить Cancel

 

Дом Художников

 

НОВОЕ

История искусства рождается сегодня   О ПРОЕКТЕ

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Центр Української культури та мистецтва

АВТОРСКИЕ ПРАВА

Копирование материалов портала 2queens.ru разрешается при наличии гиперссылки, открытой для индексации поисковыми системами, и уведомления о копировании материалов редакции портала 2queens.ru через почтовый ящик info@2queens.ru.